Вернуться к обычному виду
Закрыть
Авторизация
Логин:
Пароль:

Забыли пароль?
Регистрация
Войти на сайт | Регистрация

Администрация МР "Чеди-Хольский кожуун" Республики Тыва

Официальный сайт

DSC_9471.JPG

Председатель администрации 
Чеди-Хольского кожууна
Хертек Сергек Сергеевич

Страница в Facebook
https://www.facebook.com/profile.php?id=100022448435069


Николай Дубровский: Если ты перестал читать, ты остановился в своем развитии

  • Николай Дубровский: Если ты перестал читать, ты остановился в своем развитии

         Зачем читать художественную литературу биологу, физику или химику? На этот вопрос ответит доктор биологических наук ТувГУ профессор Николай Григорьевич Дубровский. Что читает один из бывших руководителей тувинского вуза, как складывались у него отношения с книгой, что есть в его домашней библиотеке? Разговор наш вышел за рамки обсуждения литературы, оно и понятно: когда каждый день общаешься со студентами, наблюдений накопилось на целую диссертацию, да и наболело порядком — трудно сдержаться. В общем, слово Николаю Григорьевичу.
    — Когда я учился в школе, у меня была проблема с русским языком, — сразу же честно признался Дубровский. — В учёбе не отставал, с разговорной речью у меня всё было хорошо, а вот писал плохо. И подошла ко мне учительница, сказала: слушай, Коля, знаешь, что я тебе посоветую? Читай, и как можно больше. И я начал читать. Несмотря на то, что мы с мамой жили одни, не так я был богат литературой — но газеты постоянно выписывали. А классиков я начал читать у своего друга Зеленова Александра, и перечитал всё, что у него было… Недавно сделал одно открытие: студенты наши вообще не читают. В сентябре я задал им вопрос: кто какую книгу прочитал за лето? Увы, никто ничего не сказал. Ну, хорошо, я задал второй вопрос. Кто какую газету читает? Из двух групп два человека сказали: «Тувинскую правду». И на этом — всё. Думаю — может, они телевизор смотрят? Начинаешь беседовать — а они и по телевизионным программам ничего не знают. Не смотрят. Но зато очень хорошо умеют работать с телефоном. Выходят в Интернет, пользуются им на экзамене… Не понимают: если человек перестаёт читать, значит, он перестаёт учиться, он перестал быть интеллигентом.
     Перестаёт думать.
    — Совершенно верно. Если ты не читаешь — о чём ты будешь думать? Газету прочитал, передачу посмотрел — что-то анализируешь, у тебя это откладывается, и потом с кем-то беседуешь об этом. О чём ты можешь говорить, о какой политике, о каком футболе, если ты ничего не читаешь и вообще не в курсе?
     Расскажите о тех книгах, которые оставили самый большой след в вашей душе?
    — Я перечитал большое количество книг. Поцарапал душу роман Пикуля «Реквием каравану PQ-17». Читал много Астафьева. Это писатель-сибиряк, который показывает жизнь современной деревни. Интересны его рассуждения. Мало сейчас таких писателей. А деревни-то глохнут по всей России. Многие хотят жить в Москве, Санкт-Петербурге. А можешь ли ты там жить?
     И нужен ли ты там?
    — Да. Может, тебе действительно лучше быть в Туве, а может, и в районе даже? Может, там где-то тебя ждут с твоими знаниями и с тем, что ты можешь, правда?
    Очень нравятся мне суждения Кенин-Лопсана. Я бы сказал, что это человек века. Когда мы с ним встречались, я всегда его просил: ну придите к нам, давайте организуем вам встречу со студентами? Даже просто рассказать о жизни, которую он прожил, — вы знаете, как это здорово для молодёжи? Его просто слушать приятно. Не говоря уже о чтении его мыслей. Он пишет, он работает, несмотря на свой возраст.
     А тогда, когда учительница сказала вам: читай, Коля, — вы же не сразу, наверное, полюбили чтение?
    — Не сразу. Книга — вещь серьёзная. Но я читать стал очень много и закономерно увлёкся, потом просто фанатично. Перечитал всего Вальтера Скотта.
     То есть увлеклись приключениями, исторической литературой.
    — Запоем иногда за ночь прочитывал книгу. А потом уже, став взрослым, перечитывал ещё раз. Возвращался. Интересно было не просто перечитать, а ещё и внутренне понять писателя. Вот посмотрите: умер Пикуль — и к нему мало кто сейчас возвращается. А ведь это исторический писатель, и писал он правду. Конечно, тому, кто пишет историю, всегда сложно. Потому что ты написал одно — а через двадцать лет это всё уже по-другому подают. В школе же очень много было Лермонтова, Пушкина, Чехова, Толстого. Предпочитал Лермонтова. И уже потом, спустя многие годы, когда начал осознавать картину мира, задумался: человека не стало в 27 лет. А посмотрите, сколько он сделал. И повоевать на Кавказе успел, и написал такие произведения… А если бы он прожил больше? Но есть здесь одно но. Большинство гениальных людей очень рано покидают жизнь. Таких примеров очень много. Тот же Высоцкий. Во время перестройки он был нужен. С его мыслями, песнями. Но увы, его уже не было. Сейчас я студентам говорю: не выключай света, не засыпай, пока не прочитал 20–30 страниц.
     Да хоть бы по десять читали, но каждый день. И это был бы уже подвиг.
    — Конечно, подвиг. Интеллектуальность — она сама не приходит. Это работа, которую выполняют годами. Только читать. Больше ничего не спасёт.
     У вас дома большая библиотека?
    — Очень. Целая стена в ком­нате.
     А какая литература есть в ней?
    — Всё есть. От книг по биологии, заканчивая современными писателями. Когда я был студентом, то получив стипендию, всегда заходил в книжный магазин и что-нибудь покупал. И жена любит книги, и тёща была учительницей. Мы все читали. Поэтому и скопилась библиотека.
    Да, сейчас читают в основном детективы… А вот Пушкина, Толстого, Чехова многие почему-то не любят. Чехова, например. Знаете, почему?
    — Почему?
    — Потому что он писал правду. И не всегда приятную. Поэтому многим читать его и узнавать в персонажах его рассказов и пьес себя — некомфортно. Знаете, почему некомфортно?
     ?
    — Потому что читатель, вольно или невольно, но обязательно встает перед проблемой честной оценки прочитанного. А это значит, что ему придется либо аргументированно оспорить точку зрения писателя, либо признать, что он предельно точен в создании ситуаций и образов, в том числе и тех отрицательных героев, в которых вы нашли сходство с собой. Признавать такое сходство — неприятно. Но ведь и на этом работа души, толчком для начала которой стало прочтение книги, не кончается. Следующий шаг — изменить себя. А вот это — очень сложно. Поэтому проще Чехова не читать...
    — Есть то, что вы перечитываете периодически?
    — Конечно. Понимаете, когда тебе 17 лет — это одно. Ты читаешь с упоением, беря что-то из книги: исторические сведения, ещё что-то. Но в возрасте она уже по-другому воспринимается, новые смыслы открываешь, сопоставляешь литературные коллизии с похожими, но в которых ты сам был главным героем. Для взрослого человека это очень важно.
     Что бы вы порекомендовали почитать нашей молодёжи?
    — А я бы порекомендовал начать с Чехова. Достоевского. Да, они сложны и не проглатываются мигом, как гамбургер. Но прочитать их надо, хотя бы для того, чтобы зафиксировать свое восприятие их книг, их героев в младые годы. И когда вы возьмете тех же «Братьев Карамазовых» через десять лет, вы по-новому откроете не только Достоевского — себя. Примерно так же, как просматривать фотографии разных лет в семейном альбоме. Но фотографии — плоские мертвые изображения, а новое обращение к книге, это еще один объемный живой слепок вашего мироощущения, души. Он дает возможность сравнивать себя с тем, прежним, и узнавать себя сегодняшнего. И поверьте, фиксировать метаморфозы собственной души, собственного мировоззрения — процесс не менее увлекательный, чем отслеживание фабулы романа и судеб его персонажей.
    Кстати, именно поэтому рекомендую не забывать и своих, тувинских, писателей. Очень часто даже среда, в которой развивается действие их произведений, это места, где ты вырос, учился, любил, растил детей…
     Сейчас среди читающей молодёжи появились индивидуумы, которые отрицают русскую литературу. Говорят: она депрессивная, прочитаешь — и жить не хочется. И читать её вообще не надо. Как вы к этому мнению относитесь?
    — Это абсолютно неправильный подход. Книга — это всегда множество открытий. Особенно если начинаешь анализировать: а для чего это написано? Знаете, не каждый становится писателем, это очень сложно. Тут не только нужно быть грамотным — нужно быть интеллектуалом. Нужно знать свой народ, чем он дышит… Вообще Пушкин, Толстой, Чехов, Лермонтов — это классика, которая никогда от нас не уйдёт. Кое-что сейчас у нас выкидывается из учебников. Учителю не хватает времени, чтобы дать детям то, что он хочет. Произведения подаются так стремительно, отрывочно, что дети просто не успевают осознать, кто такой Толстой и кто такой Пушкин.
     Как говаривал мой преподаватель Георгий Николаевич Курбатский, мы проходим мимо произведений. А теперь и пробегаем. Мимо.
    — Да. И здесь виноваты не мы и не школьники, а вообще сейчас образование бук­сует… Человек, который много читает, он другими глазами начинает смотреть на жизнь. Приобретает какую-то свою целенаправленность. Приобретает самого себя.
     Многие родители, которые, наверное, сами с трудом в школе читали, жалеют детей и рассуждают так: зачем перегружать ребёнка книгами, в которых даже язык уже не тот? И сами же прививают ему убеждение, что эта литература устарела, что читать её не надо…
    — Вы хотите сказать, что Пушкин для нас устареет? А я вам скажу, что тот, кто читает, знает, что Пушкин в нас никогда не умрёт. Есенин: его можно читать и в 40, и в 15, и в 90 лет. Он пишет так о деревне, о природе, что у тебя дух захватывает. Одна его «Берёза» чего стоит. Читаешь ее, и слёзы наворачиваются. Наверное, в этом ценность литературы, что мы, читая, не теряем свою духовность, связь со своими предками … Я считаю, если ты перестал читать — ты остановился в своём развитии. Будь ты инженером, биологом, химиком, если ты не будешь читать — ты духовно беднеешь.

    Виктория Кондрашова, Тувинская правда




    Дата создания: 07.01.2016 13:06:19

    Дата изменения: 07.01.2016 13:06:19

Возврат к списку